Статья опубликована в №4 (826) от 01 февраля-07 февраля 2017
Колонки

Бьёт – значит любит?

Семейное насилие с подачи властей становится в России нормой жизни
Лев ШЛОСБЕРГ. Лев ШЛОСБЕРГ. 31 января 2017, 19:58

27 января Государственная Дума России приняла в третьем чтении Федеральный закон «О внесении изменения в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации», в соответствии с которым исключаются из числа уголовных преступлений побои в отношении членов семьи и других близких лиц: теперь они отнесены к административным правонарушениям.

Косноязычная пояснительная записка к законопроекту занимает одну страницу и сообщает, что проект «направлен на устранение неоднозначного толкования положений Уголовного кодекса Российской Федерации», так как федеральным законом № 323-ФЗ от 3 июля 2016 года была декриминализирована часть 1 статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации «Побои» путём перевода состава в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях.

Наряду с этим в статье 116 УК РФ была установлена ответственность за побои в отношении близких лиц, также статья была дополнена примечанием, содержащим определение «близких лиц».

То есть летом минувшего года побои, не причинившие вреда здоровью («нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль»), были переведены из разряда уголовных преступлений в административное правонарушение, но ответственность за побои в отношении близких лиц была определена как уголовная с наказанием: обязательные работы на срок до 360 часов, либо исправительные работы на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет.

Близкие лица в Уголовном кодексе были определены как «близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновлённые (удочерённые) дети, родные братья и сёстры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьёй, или лица, ведущие с ним общее хозяйство».

Проект внесли депутаты Государственной Думы ФС РФ О. Ю. Баталина, О. В. Окунева, Ш. Ю. Саралиев, М. В. Сураев, А. В. Жарков, В. П. Водолацкий, М. Т. Гаджиев, В. И. Мельник, М. С. Гаджиев, Е. А. Вторыгина, Д. А. Белик, О. М. Казакова; члены Совета Федерации ФС РФ Г. Н. Карелова, З. Ф. Драгункина, Л. Н. Бокова, Е. Б. Мизулина, О. Ф. Ковитиди, Е. В. Попова.

Теперь эти нормы в отношении всех вышеперечисленных — всего лишь административное правонарушение. Осуждённого по административной статье могут оштрафовать на сумму от 5 до 30 тысяч рублей, посадить под арест на срок от 10 до 15 суток либо принудить к обязательным работам продолжительностью от 60 до 120 часов.

И только в том случае, если насильник будет однажды подвергнут административному наказанию, можно будет поставить вопрос об уголовном.

Речь идёт о побоях, не причинивших здоровью так называемого существенного ущерба. Для понимания ситуации: в специальном приказе Минздрава «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека», подписанном 24 апреля 2008 года тогдашним министром здравоохранения и социального развития РФ Татьяной Голиковой, определено: «Поверхностные повреждения, в том числе: ссадина, кровоподтёк, ушиб мягких тканей, включающий кровоподтёк и гематому, поверхностная рана и другие повреждения, не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека».

Представили себе всё это в семье?

Как говорится, хорошо ещё, что власти не рекомендовали народу прямо: «Любишь? Значит, бей!»

Любовь, основанная на моральном и физическом насилии, — это подавленная ненависть.

Впрочем, как сказать не рекомендовали. Лицо нижней палаты российского парламента, его председатель и одно из первых лиц «Единой России» Вячеслав Володин в связи с принятием закона с той же степенью косноязычности абсолютно откровенно заявил: «Нам важно, чтобы не было вмешательства в семью, нам важно, чтобы эти вопросы воспринимались обществом, что государство создаёт условия для создания крепких семей».

Вот оно как: крепкая семья — это та, которая держится на скрепе насилия. Кулак — главный воспитатель. В заявлении председателя Госдумы ни слова даже про административную ответственность. За словом «важно» легко читается слово «нужно».

Прямое послание властей обществу: «государство создаёт условия для создания крепких семей» через насилие.

При всей дикости происходящего необходимо признать, что не произошло ничего нелогичного, ничего удивительного.

Насилие стало в российской государственной системе базовой ценностью.

В государстве, которое держится на политическом, моральном и физическом насилии, в институт семьи вполне логично введено физическое насилие как правило, как норма жизни.

Семейное насилие прямо поддерживается РПЦ: в июле 2016 года при обсуждении предыдущей редакции 116-й статьи Уголовного кодекса Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства публично выступила за «умеренное и разумное использование физических наказаний в воспитании детей».

Комиссия заявила, что норма уголовного наказания за семейное насилие «не имеет нравственных оправданий и юридических оснований, по своему содержанию направлена против семьи и принятого в российской культуре понимания прав родителей, дискриминационна, противоречит основным принципам здравой государственной семейной политики и не учитывает традиционные семейные и нравственные ценности российского общества», а её практическое применение «принесёт обществу и его нравственной жизни значительно больше вреда, чем пользы».

«…Нет никаких реальных оснований для того, чтобы приравнивать к… преступным посягательствам разумное и умеренное применение любящими родителями в воспитании ребёнка физических наказаний», — сформулировала этическую позицию РПЦ комиссия.

В Патриаршей комиссии убеждены в том, что «вопрос о выборе тех или иных методов воспитания детей, не причиняющих им какого-либо реального вреда, должен оставаться предметом подобных дискуссий и свободных решений родителей, а не принудительного законодательного регулирования».

И венец творенья: «…Не подлежит сомнению, что как Священное Писание (Прит. 22:15; 23:13-14; 29:15; Евр. 12:6-11 и др.), так и Священное Предание Православной Церкви рассматривает возможность разумного и любовного использования физических наказаний в качестве неотъемлемой части установленных Самим Богом прав родителей. Таким образом, попытки искусственного законодательного ограничения этого права родителей противоречат учению Православной Церкви».

Перечитайте ещё раз и вдумайтесь: «Использования физических наказаний в качестве неотъемлемой части установленных Самим Богом прав родителей». Это не только пропаганда насилия по отношению к детям — это прямое понуждение родителей к насилию.

При нынешнем уровне влияния церкви на светские власти неудивительно, что позиция института, отделённого, согласно Конституции, от государства, стала федеральным законом, нормой права.

Даже в «Домострое» XVI века нормы христианской семейной жизни, предписывавшие «не ослабляи, бия младенца», на общем фоне наставлений не выглядели настолько одиозно, как правовые толкования патриархии в начале XXI века.

При такой церковной оценке даже об административном наказании за семейное насилие говорить неудобно. Сам факт его наличия в законодательстве не является никаким сдерживающим обстоятельством: для практического применения статей КоАП человеку нужно проявить волю и пройти множество административных препон. Но в абсолютном большинстве случаев жертвы семейного насилия не могут этого сделать.

Хорошо известно: самыми многочисленными жертвами насилия в семье являются женщины и дети*.

Дети — это особенно серьёзно. Ребёнок, выросший в атмосфере насилия и страха, становится человеком, способным на жестокость и насилие. Это реакция психологической компенсации: меня били, я был унижен, и я восстанавливаю своё униженное достоинство, уважение к себе, когда бью и унижаю другого человека.

Насилие рождает насилие. Унижение провоцирует унижение. Страх производит страх.

Но именно такой человек — испуганный и униженный — нужен современному российскому государству. Государство сегодня главный насильник в России, оно ежедневно унижает, издевается, глумится над людьми и одновременно требует к себе не только уважения, но любви и почитания — особенно на выборах.

Точно так, как власти видят «крепкую семью», которую нужно оградить от «вмешательства» (читай, от закона, защищающего права и свободы человека), точно так же они видят и «крепкую страну», где насилие по отношению к человеку воспринимается обществом как норма.

Любовь, основанная на моральном и физическом насилии, — это подавленная ненависть.

Она скрывается за внешним почитанием, улыбками, поклонами. Насилие учит людей лицемерию. Учит лгать, скрывать свои мысли и намерения, вымещать унижение и злобу на слабых и бессильных, вынашивать планы мести. И очень часто — эти планы осуществлять.

Новый закон, вылезший из ненасытного чрева бешеного принтера и принятый почти единогласно, очень чётко показывает, какая публика собралась нынче на Охотном Ряду. Не хочу даже предполагать, что творится в семьях этих людей. Но очевидно, что творится у них в головах. Это полная моральная разруха. Мыслями из этой разрухи они пытаются скрепить и семью, и государство. Забетонировать.

Усилиями законодательного катка страна скатывается в духовное и государственное средневековье.

Главная цель этого катка — чтобы ничто свободное не выросло, не пробилось сквозь асфальт ежедневного насилия.

Их ценности, их государство формируются таким образом — через каток. Декриминализация семейного насилия — это публичный знак такого государства людям: можно, давай, дави! Бери пример с меня!

Семья, в которой уважается личное достоинство человека и неприемлемо насилие, является не основой рабского государства, а противостоящей ему частицей естественной жизни.

Семья способна воспитать свободного человека наилучшим образом.

Свобода начинается в семье.

Люди, сохраняйте себя, не поддавайтесь на провокацию.


* В рамках исследования «Насилие в российских семьях на примере Северо-Западного федерального округа» (2015) больше половины опрошенных признались, что сталкивались с домашним насилием, причём около трети всех случаев составило физическое насилие. Чаще других жертвами становятся женщины, затем идут дети, пожилые люди; реже всего (2%) страдают мужчины. По данным Amnesty International (2003), в России каждый год от рук мужей гибнет около 14 тысяч женщин. 36 тысяч женщин каждый день терпят побои.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1706
Оценок:  15
Средний балл:  9.3