Статья опубликована в №23 (795) от 15 июня-21 июня 2016
Город

Кремлёвская диета

Фирма из Зауралья демпингом выиграла конкурс на разработку проекта реставрации Псковского кремля
Павел ДМИТРИЕВ Павел ДМИТРИЕВ 21 июня 2016, 08:22
Кремлёвская диета

Конкурс для определения подрядчика, который разработает проект реставрации Псковского кремля, был объявлен в марте, а 2 июня победителем стало ООО «Карат» из Кургана. Для победы зауральцы незамысловато сбили начальную цену на 40%: с 44 до 25 миллионов рублей. Одни эксперты сомневаются, что «варяги» смогут выполнить задачу, другие с уверенностью заявляют: качество работ пострадает.

На сайте Единой информационной системы в сфере закупок найти псковский кремль несложно. Заказчик – ФГКУ «Центрреставрация», лот - объект культурного наследия «Ансамбль Псковского кремля». В конкурсной документации чётко прописаны критерии и их значимость для комиссии. Финансовая часть, например, в четыре раза важнее, чем «квалификация участников закупки,опыта работы, связанного с предметом контракта, и деловой репутации, специалистов и иных работников определенного уровня квалификации»: 40% и 10% значимости соответственно. Остальные 50% принадлежат критерию «Качественные, функциональные и экологические характеристики объекта закупок». Сама победа математически выводится из формулы, где учитываются все критерии. А значит, можно проигрывать в «деловой репутации» и «опыте работы», но взять своё низкой ценой контракта. Цена контракта в 25 миллионов дала «Карату» серьёзное преимущество перед остальными участниками конкурса. Помимо курганцев, в конкурсе участвовали ещё пять компаний. Две - из Санкт-Петербурга: ООО НПО «Наука-Строительству», предложившее выполнить проект за 33,1 миллиона рублей, и ООО «Гуар» (30,4 миллиона). Три - из Москвы: «Архитектподряд» (28,2 миллиона) и «Архитектурное наследие» (33 миллиона), а также АО «Институт по реставрации памятников истории и культуры «Спецпроектреставрация», предложившее цену в 36,8 миллиона рублей.

В сводной смете работ говорится, что до декабря «Карату» предстоит провести археологические исследования захаба у Смердьей башни, на что можно было бы потратить более трёх миллионов рублей, но курганцы теперь вложат, по грубым расчётам, чуть больше полутора. Кроме того, им предстоит разработка проектной документации для реставрационных работ на объектах культурного наследия: на Смердьей башне и захабе, Средней башне, башне Кутекрома, пряслах крепостной стены от Смердей башни до башни Кутекрома, от Кутекромы до Пороховых погребов и от Средней до Часовой башни – и в трёх храмах в Довмонтовом городе: Покрова Богородицы, Рождества Христова и Николы с Гребли. Документ предполагает, что наибольшие траты придутся на церковь Рождества Христова – более шести миллионов рублей.

Реставрация Псковского кремля – одно из ключевых мероприятий плана по подготовке к проведению Международных Ганзейских дней. Поэтому средства надо тратить, и тратить срочно: в следующий раз их может не быть.

«Профессионалы так не работают»ООО «Карат» имеет опыт работы с памятниками культуры федерального значения: в своё время компания занималась реставрацией Тобольских ворот, расположенных на территории историко-культурного комплекса «Омская крепость». Позже местный архитектор Александр Бегун на градостроительном совете назвал работу курганской фирмы профанацией. Омский реставратор Игорь Коновалов подтвердил «Псковской губернии», что нареканий к подрядчику по качеству выполненных работ тогда было предостаточно.

 «Они привезли своих людей, которые начали упражняться в работах. Будто у нас своих нет? Я потом ходил и смотрел на результаты, и мне было очень грустно. Например, они просто криво штукатурили. Когда я указал на это, мне ответили: «Ничего, мы следующими слоями выровняем». Там исторически известняковый слой вокруг стены был совсем тонким. Как его можно было испортить штукатуркой? Они героически делали брак, а потом его исправляли. Профессионалы так не работают. Или другой пример: у них срез кровли примыкает к карнизу. Но так нельзя, карниз обвалится. Вот как у нас реставрировали Тобольские ворота», - рассказал Игорь Коновалов.

Что-то подобное от работ ООО «Карат» сегодня ждут псковские архитекторы и искусствоведы. Председатель Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Ирина Голубева тоже озвучила мысль, что курганская фирма приедет в Псков с наёмными архитекторами либо попробует найти их на месте. По её словам, псковичам предстоит «всем миром наладить общественный контроль».

«Известные своими ресурсами фирмы не выдерживают работ в Пскове. Здесь очень сложные объекты, без взаимодействия с местными специалистами не обойтись. Поэтому я курганским фирмам доверять не могу. И еще Министерство культуры поджимает. За такие сроки можно только шалаш построить», - отметила Ирина Голубева в беседе с «ПГ».

А ещё «Карат» занимался организацией и проведением ремонтно-реставрационных работ храма Покрова Богородицы в селе Мальцево Республики Мордовии. «Претензий у нас никаких не было, исков после этого тоже. Проблем ни по срокам, ни по финансам не возникло, - говорит главный специалист отдела охраны объектов культурного наследия Министерства культуры и туризма Республики Мордовии Александр Лужкин. – Вообще, храм находится в районе, не думаю, что там какие-то активисты есть, архитекторы: они у нас в городе обычно. А в районе люди просто благодарны, что храм восстановили».

«Псковская губерния» обратилась в Министерство культуры РФ с просьбой прокомментировать насколько это обычное дело, когда первоначальная цена контракта на реставрацию памятника федерального значения сбивается почти в два раза, но в ведомстве согласились работать только через запросы. «Сиюминутных комментариев мы не даем, этот процесс согласовывается», - ответили в пресс-службе Минкульта. Настойчивые просьбы связаться с кем-то из департамента результатов не дали. За экспресс-комментарием нам предложили обратиться в региональный комитете по культуре. «Потом попробуйте прислать их комментарий с просьбой дать на него наш комментарий», - изобрели новый бюрократический шаблон в Минкульте.

Попасть в ЮНЕСКО

Судьба Псковского кремля перманентно беспокоит местных чиновников и депутатов на протяжении нескольких десятков лет. Попыткам включить Псковский кремль в основной список Всемирного наследия ЮНЕСКО, например, исполнилось 20 лет. С 1996 года областная администрация стала «готовить документы» для включения объекта в список ЮНЕСКО. «Включение в него будет значить автоматическое увеличение туристического потока, Кремль попадёт в мощное информационное поле, национальные комитеты этой всемирной организации и национальные комитеты ИКОМОС работают на их представление практически во всех уголках мира», - писала «Губерния» в 2014 году.

С 2002 года претендентом на включение в список стала номинация «Большой Псков», в которую вместе с псковскими памятниками истории и архитектуры входили памятники Изборского музея-заповедника. Собирают документы на неё до сих пор: дело сдвинулось с мёртвой точки при губернаторе Турчаке, но довести его до конца всё никак не удаётся. С 2010 года крепость оказалась в предварительном списке в другой номинации - «Кремли России», куда входили Московский, Казанский и Новгородский кремли – уже объекты Всемирного наследия – и ещё три претендента из Астрахани, Углича и Пскова. Работа над проектом велась с 2008 года, но четыре года спустя на 36-й сессии ЮНЕСКО в Санкт-Петербурге эксперты сочли, что проект должен быть дополнен искусствоведческими, аналитическими, градостроительными материалами. И отложили вопрос на год, а затем и ещё на два, несмотря на то что необходимые документы были подготовлены. В 2015 году на 39-й сессии в немецком Бонне, когда у проекта был последний шанс стать всемирным наследием, отечественная комиссия по делам ЮНЕСКО заявку даже не внесла. В Германии от нашей страны были рассмотрены совместные с Монголией «Ландшафты Даурии».

Псковская крепость тем временем предпринимает третью попытку попасть в заветный список, на сей раз «по частям». В 2016 году председатель областного Госкомитета по охране объектов культурного наследия  Елена Яковлева рассказала о новой номинации: «В её составе выделяются три компонента: памятники крепостного зодчества, культовой и гражданской архитектуры. Это башни, участки стен, каменные палаты – Дом Печенко, Солодежня, Поганкины палаты, наши храмы. Техническую экспертизу номинация уже прошла, теперь идёт экспертиза и корректировка содержания материала. В течение года или больше в Пскове будут работать эксперты ЮНЕСКО, не уведомляя нас с вами заранее. Они посмотрят, насколько условия города и градостроительная среда соответствуют сохранности памятников», - рассказывала она в апреле в пресс-центре «Псковской правды».

Предстоящая работа курганского «Карата» в этом смысле важна вдвойне: претендовать на включение в список могут лишь объекты, сохранившие свой подлинный облик. Если же предстоящая реставрация пойдёт по «изборскому сценарию», это, скорее всего, окончательно закроет для Псковского кремля дорогу в ЮНЕСКО.

«Попасть в ЮНЕСКО – это сложная процедура, во многом связанная с политикой, - считает руководитель представительства «Российской ассоциации реставраторов» в Псковской области Игорь Лагунин. – Мы пытались пройти в двух номинациях: «Большой Псков» и «Кремли России». Вторую номинацию не поддержало министерство. Хотя мы прошли первую стадию – защитились в комитете Всемирного наследия. Сейчас снова подали документацию по «Большому Пскову» в новой номинации. Что касается музеефикации, то тут нужны средства. Написать концепцию нетрудно, а вот реализовать намного тяжелее».

Прыжки на месте

Если желание попасть в список ЮНЕСКО во многом зависит от внешних факторов, то идея музеефикации кремля – проект сугубо внутренний, и проблемы здесь иного рода. Эта идея поднималась при разных губернаторах не раз. Так, при Михаиле Кузнецове проект курировал занимавший тогда должность председателя комитета по культуре Виктор Остренко. «Псковский кремль должен не номинально, а фактически стать своеобразной интегрированной точкой роста для нашего региона. Необходимо продумать конкретные шаги к использованию имеющихся зданий для концентрированного туристического обслуживания», - витиевато рассуждал в 2006 году Остренко.

По сути, главной задачей было по максимуму использовать отреставрированные памятники кремля в экскурсионной деятельности. Однако десять лет назад все застопорилось на разговорах о самом оптимальном экскурсионном маршруте. При этом архитектурный проект подготовлен не был, необходимые суммы затрат не озвучивались и, разумеется, не обговаривались конкретные даты.

Курганский «Карат» разработает проект реставрации кремля. Работу компании в Омске местный архитектор назвал профанацией. Фото: Артём Аванесов

Изменить ситуацию в 2010 году попытался губернатор Адрей Турчак, но пока также безуспешно. Не помог даже приезд на заседание Общественного совета по культуре при губернаторе директора Департамента культурного наследия и изобразительного искусства Министерства культуры РФ Рамазана Колоева, хотя заявка на разработку концепции музеефикации кремля была подана. Правда, в итоге не удалось прийти к общему пониманию, стоит ли восстанавливать все храмы на территории Довмонтова города или только их часть. Представители ГП ФГУП «Спецпроектреставрация» уверяли, что восстанавливать нужно все храмы, профессор истории Анатолий Кирпичников считал иначе, потому что «нет ни точных данных о высотности храмов, ни документированных материалов, каким всё было». Бывший глава городской администрации Пётр Слепченко считал точно так же. Правда, он руководствовался другими аргументами – на восстановление всех храмов требовались колоссальные средства.

В 2013 году речь дошла до конкретных цифр. На круглый стол был вынесен проект по реставрации объектов кремля в рамках федеральной целевой программы «Культура России 2012—2018 гг.» за счет средств Всемирного банка реконструкции и развития (ВБРР). Средства планировалось выделить в рамках проекта «Сохранение и использование культурного наследия России». На эти деньги предполагалась, в том числе, консервация Варлаамовской башни Псковской крепости. Средства на комплекс Варлаамовского угла и палат Постникова, включенные Всемирным банком во вторую очередь финансирования, должны были составить порядка 600 млн рублей.

«Деньги банка расходуются по двум направлениям, - поясняет Ирина Голубева. – Одно из них – по Паганкиным палатам, Покровской башне, Дому Фан-дер-Флита… А другое – по реконструкции крепостной стены: от Плоской до Варлаамовской башни. Периодически приезжают проектировщики из Москвы, работают, но все равно остается целый ряд вопросов. Высокую башню непонятно зачем подняли на один уровень. Как будет осуществляться консервация Варлаамовской башни – непонятно».

Председатель регионального отделения ВООПИиК сообщила, что вопрос о музеефикации кремля за последние годы несколько раз выносился на Общественный совет по культуре при губернаторе. «Но нам представили не объёмное видение проекта, а объектное: как будут выглядеть отдельные компоненты. Узко музейное видение нас, конечно, не устроило», - добавляет Ирина Голубева. По её словам, проблемы в реализации проекта доставляет тот факт, что у кремля сегодня не один собственник – им распоряжаются и епархия, и Псковский музей-заповедник. Поэтому в совокупности решить проблему с музеефикацией становится сложнее.

Игра на понижение

Предстоящая разработка проекта реставрации кремля вызвала опасение сразу после объявления победителя. Елена Яковлева в разговоре с местными СМИ обратила внимание, что уступка в 40% «вызывает вопросы к обоснованию смет, экспертизе и срокам выполнения работ». «Напрашиваются параллели, которых очень хотелось бы избежать», - добавила она. Яковлева даже предположила, что в таком случае расчёты нужно пересмотреть, ведь кремль - «объект мирового значения, это святыня для всех псковичей и для России в целом».

«Падение цены предусмотрено федеральным законодательством, я всё, что хотела, сказала, обеспокоенность выразила, что сейчас ограничений по откровенному демпингу нет в законе, - пояснила «ПГ» Елена Яковлева. - Поэтому обеспокоенность обеспокоенностью, но теперь будем ждать подрядчиков, победителей конкурса, и начинать работать. Вот когда работы начнутся, тогда свою обеспокоенность будем или развивать, или снимать. А сейчас повода не вижу. Ждём подрядчика в ближайшее время, «созвон» первый был, сейчас они будут получать разрешения, основные документы и приступать к работе. О чём говорить, если конкурс только «отыграли» и победитель только определён? Писать надо о 44-м законе, а не о кремле. Любопытство к этой теме сейчас не очень понятно, давайте будем смотреть, как будут работать люди, что фактически будет происходить. Условия конкурса, все требования есть, и они подтверждены. Я очень надеюсь».

Уступка в 40% вызвала опасения у псковских экспертов. Фото: Артем Аванесов

«Проблема определения поставщика услуг заключается в том, что ограничения по падению цены нет. А она – основная при выявлении победителя, - согласен Станислав Подпальный, председатель совета директоров ООО «Научно-производительное объединение «Наука - строительству», фирмы, которая предложила выполнить работы по кремлю за 33,1 млн рублей. - Заказчик видит, что цены иной раз на 70% падают, понимает, что подрядчик не выполнит работы за эту сумму, но вынужден работать с победителем. В итоге часто бывают скандалы, договор с фирмой расторгается, всё начинается по новой. Эти компании себя потерять не боятся».

На тот случай, если курганский «Карат» как раз из ряда «не боящихся себя потерять», за работой будет установлен всевозможный контроль. Во всяком случае, его обещают псковские чиновники. «Контроль определён государством, мы его осуществляем: весь технический надзор, будет авторский надзор, есть служба заказчика, есть общественный, естественно, открытый во все стороны контроль», - успокаивает Елена Яковлева.

Станислав Подпальный не сомневается, что контроль этот понадобится: «Бюджетные расценки по факту не жирные, прибыль в 10% - это максимум. Значит, если компания берётся за работу, то они знают, что больше 10% не заработают. Если во время конкурса цена падает, значит, будет ухудшение услуги – чудес не бывает. Мы «упали» на 24%, потому что только так можно выиграть: 44 миллиона – оптимальная цена, если падение более 25%, то подрядчик обязан по закону предоставить дополнительные гарантии, но это всё игра, качество всё равно не обеспечивается. Бывает, что фирмы в конце концов попадают в список «недобросовестных», но памятнику-то от этого какая польза?»

«Мы предложили такую цену, чтобы просто выиграть конкурс. Не мы, так другие бы выиграли, снизив не на 40%, а, скажем, на 38%», - не скрывает своего бизнес-подхода руководитель ООО «Карат» Сергей Ворончихин в беседе с порталом Znak.com. От других аргументов в пользу участия фирмы из Зауралья в реставрировании Псковского кремля Ворончихин отказался, ограничившись словами, что «все работы будут выполнены». 

На звонки «Псковской губернии» ни мобильный директора, ни телефон «Карата» не ответили.

«Совершенно точно можно говорить, что падение в 40% не обеспечит качества работы. Но придёт момент, все документы утвердят: ваши проверяющие органы займут позицию «мы – чиновники и ничего не понимаем, раз фирма выиграла, значит, всё сделают». Спрячутся, - уверен Станислав Подпальный. - Стоимость работ в 44 миллиона лишь кажется большой. Она берётся не с потолка, всё просчитано, а государство при её определении всё равно «ужимается» по максимуму. Стадия «Смета» должна бы идти по укрупнённым показателям, но сейчас её требуют до гвоздя прописывать, в итоге она «тощая». Государственная экспертиза её ещё урезает, потому что её представителям надо показать, что они работают. А уж затем её отправляют на конкурс, где цену ещё режут. Если бы мы выиграли конкурс с 33 миллионами, я бы вам порассказал, что у меня опыт, хорошие работники и качество мы обеспечим. Но по факту даже за 33 миллиона его не будет, качество пострадает».

Павел ДМИТРИЕВ, Владимир КАПУСТИНСКИЙ


Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  474
Оценок:  29
Средний балл:  10