Блог

Учебник милосердия

Дэниель Киз без спроса превратил Чарли Гордона в гения, задумавшись о сострадании в век атомной бомбы
Павел Дмитриев Павел Дмитриев 06 ноября, 16:00

Если бы американец Дэниель Киз всё же сумел убедить своих родителей, что лучше ему стать писателем, а не медиком, кто знает, была бы написана одна из главных книг XX века? Но он – увы и ах – не смог, выучился на психолога, преподавал английский и спустя всего-то десяток лет взял «Хьюго», а потом и «Небьюла» - главные литературные премии в мире научной фантастики. 

Книга
«Цветы для Элджернона» Дэниеля Киза

Год издания
1959 (рассказ) 1966 (роман)

Время действия
Середина XX века

Место действия
США

Стоимость
370 рублей
 

Ученье – свет?

Роман «Цветы для Элджернона» просто не мог быть написан на рубеже 1950-1960 годов. Время, когда две огромные державы, частью одной из которых был Киз, соревновались в гонке вооружений, рвались в космос, американский писатель тратил на то, чтобы думать о милосердии. Но роман об учёном мыше и ставшем гением умственно отсталом Чарли задаётся не только вопросами о сострадании. Дэниел Киз нашёл бы, что возразить русской пословице про «ученье - свет». Что лучше, быть холодным гением, понимающим, что даже учёные – всего лишь обычные люди, пытающиеся найти истину в темноте, или добрым «щенком» Чарли времён пекарни? Каждый ответит по-своему.

Киз был бакалавром психологии и преподавал в школе для детей с ограниченными интеллектуальными способностями. Его описания семьи Чарли точны и в эмоциональном, и в психологическом плане: он, например, одним эпизодом даёт понять, почему Чарли так и не смог научиться печь булочки, хотя ему несколько раз показывали весь процесс.

По обе стороны океана

Изменения, происходящие в Чарли, пока он «умнеет», сложны. Он растёт интеллектуально, но не успевает подрасти эмоционально. Сострадание, любовь, недоверие, злость – всё эти чувства становятся для него новыми и неизведанными. Если внести изменения в гены и сделать так, чтобы человек быстро учил языки, познавал математику, физику, геологию – несложно, то вот чтобы вырастить из человека личность, нужны годы. Американца Киза здесь легко понять: он жил в эпоху, когда у людей уже хватило ума, чтобы создать атомное оружие, но ещё не пришло понимание, что использовать его – безнравственно. Интересно, что о том, как трудно быть богом, на другой стороне океана как раз в эти же годы задумались братья Стругацкие.

Трудно быть и иным. На родине Киза в 1960-е годы всё ещё решались вопросы равных прав для людей с разными цветами кожи, но его заинтересовало отношение общества к людям с врождёнными низкими интеллектуальными способностями. Сложно отрицать, что отношение к людям с разными видами инвалидности на Западе несравнимо с российским. И автор «Цветов для Элджернона» был у истоков этой разницы: его книгу местные журналы называли интеллектуальным бестселлером и настольной книгой нескольких поколений читателей. Как раз эти несколько поколений и сделали разницу. Киз в романе поменял местами Чарли и его «друзей» из пекарни, и в конце рассказа (он отличается от окончания романа) они начинают относиться к вернувшемуся Чарли как к человеку.

Подопытная мышь

А вот учёные считают Чарли самое большее – подопытной мышкой, кажется, они делают для него очень много, но главного – счастья – их опыты герою не приносят. Более того, они явно не берут в расчёт его чувства, ведь их гипотеза должна превратить тысячи умственно отсталых в гениев, а значит, Чарли потерпит. На симпозиуме, где тридцатидвухлетний парень понимает, что катастрофа всё-таки ближе, чем думают учёные, сами Штраусс и Немур самозабвенно демонстрируют коллегам старые записи с ещё не поумневшим Чарли, который сидит тут же рядом и сгорает от стыда.

Его попытки доказать этим людям, что он и раньше был человеком, был личностью - не приводят ни к чему. Если ты не мог запомнить, как печь булочки, обогнать мышку в лабиринте и пройти тест Роршаха – не обессудь, но человеком тебя назвать ну никак нельзя. Впрочем, все эти люди быстро попадают в свою же ловушку: Чарли обходит их, теперь пришло его время удивляться, как можно быть учёным и не знать русского, китайского, японского и хинди. А заодно не видеть очевидных истин в психологии.

Цветы для Элджернона

Но кроме психологии, в романе Киза есть и захватывающий сюжет, любовная линия, семейные проблемы. Американец сначала написал рассказ, и только спустя десятилетие превратил его в небольшой, но захватывающий роман. Стилевые особенности книги сделали её сложной для перевода, но молодой (и умерший в 35 лет) переводчик Сергей Шаров со своей задачей справился очень хорошо. «Цветы для Элджернона» держат в напряжении от начала до конца, Чарли меняется очень быстро и Дэниель Киз пользуется этим, мастерски раскручивая сюжет. «Library Journal» метко подметил, что эта книга похожа на луковицу: каждая новая страница меняет восприятие и событий, и героев романа. А в конце этой «луковицы» вы не сдержите слёз.

И если у вас будет возможность, положите немного цветов на могилу Элджернона, которая на заднем дворе.

Просмотров:  301
Оценок:  4
Средний балл:  10