Блог

Perestroika und glasnost

Новая обладательница премии «Ясная поляна» начала карьеру романом о Понаехавшей в Москве девяностых
Павел Дмитриев Павел Дмитриев 12 ноября, 16:10

Этот блог я пишу из заснеженной Москвы. И, конечно, о чём ещё писать из столицы, как не о ней самой? Одна из самых заметных современных русскоязычных писательниц Наринэ Абгарян, которая недавно выиграла премию «Ясная поляна», в своих первых романах вспоминала детство («Манюня») и молодость («Понаехавшая»). Героиня её второго романа – Понаехавшая из Армении – оказалась в Москве в 1990-е годы, и смело стала штурмовать столицу России.

Книга
«Понаехавшая» Наринэ Абгарян

Год издания
2011

Место действия
Москва

Время действия
1994-1999 годы

Стоимость
175 рублей

Бесполезные профессии

Конечно, роман «Понаехавшая» не об иностранке в России. Девушка, имя которой в книге не названо ни разу, действительно приехала сюда уже из другой страны, но родилась она в Советском Союзе, поэтому в Москве её считают странноватой только потому, что она в прямом смысле слова вырубается после первого же глотка спиртного. Девочки из обменного пункта проверили это на первой же вечеринке, больше Понаехавшая в них не участвовала. В смысле, пить её больше не заставляли.

На работу в обменник героиня попадает по блату: найти себе рабочее место на неполный рабочий день в 1994 году для неё оказалось трудным, сменив несколько мест, она порыскала по объявлениям («Интим не предлагать») и оказалась на экзамене у О.Ф. – своей новой начальницы. Та погоняла Понаехавшую по таблице умножения, подивилась, что девушка умудрилась, получив одну бесполезную профессию (филолог), приехать в Москву за второй (журналист).

В «Псковской губернии» таковых пятеро, и наши родители, в принципе, в таком же недоумении.

Зачем читать «Улисса»

Отдельно поговорить нужно об О.Ф. Она может свернуть под «кирпич», высунуться по пояс из «пятёрки» и обругать встречного водителя, на следующем светофоре получить от него предложение руки и сердца, принять его (назвавшись Зинаидой) и свернуть под следующий «кирпич». Она защищает своих девочек от охранников «Интуриста», где работает обменник, устраивает кулачные бои с цыганками-гадалками, не даёт спуску местной хромой сутенёрке Вере. В общем, её жизнь для не нюхавшей такого пороху Понаехавшей - свой отдельный университет.

Той к московской жизни привыкнуть нелегко. Девушка была одной из двух «рукопожатных» студенток в своём университете, потому что лишь они с подружкой откликнулись на просьбу профессора поднять руки тем, кто читал джойсовского «Улисса». Я бы остался нерукопожатным. И вот теперь она выслушивает мат от повидавших жизнь подружек и начальницы, таскает на себе инкассатора, который всегда настолько пьян, что не может держать в руках автомат, но всё равно счастлива, потому что знает секрет: ко всему нужно относиться проще, ведь не получится сейчас, получится потом, если не унывать и не сомневаться.

У её коллег-подружек жизнь тоже полна сюрпризов. Почти у всех мужья, почти всем с мужчинами «повезло». Например, у одной есть Петя. Петя не шибко красивый, не умный и денег домой не приносит. Спросите, в чём же он хорош? Петя пьёт, как бог. Про другого мужа девушка говорит: «Хоть и дебил, но свой». Коллеги с этой простой мудростью согласны. Они счастливо дожили до «perestroika und glasnost», обитают в Москве и о том, что такое проснуться в неблагополучной стране, поймут только в 1999 году, когда настанет пора писать письма тогдашнему премьеру Кириенко.

Наринэ Абгарян

А пока для Понаехавшей счастье – это хорошая хозяйка квартиры, которая считает её почти дочерью, встречается одновременно с тремя ухажёрами (в 73 года) и боится знакомой монахини из церкви. У знакомой нашей героини, пока они с мужем были на работе, на съёмную квартиру заявлялась квартирная хозяйка и подъедала все припасы. Почувствуйте разницу.

Почти дочка

Я перестроечной Москвы не помню (как и Пскова), но людей на десяток лет взрослее меня, этот роман точно вернёт в не самые лёгкие, но довольно безбашенные годы. Например, вспомнить, чем рынок ЦСКА отличался от Южного, посмеяться над историей, как свекровь Людочки нашла крем для эпиляции интимных мест и решила, что невестка – «итить её мать» - прячет от Серафимы Петровны «ёхурт» (остальное дочитаете у Абгарян). «Понаехавшая» вернёт вас во времена, когда девушку запросто называл дочкой некий дядя Сето.

Ну, потому что дядя Сето - двоюродный брат тети Вали, которая жена дяди Гургена, который в 73-м году чинил «москвич» её деда!

Просмотров:  139
Оценок:  0
Средний балл:  0