Блог

Молодые и злые

Энтони Бёрджесс восстал одновременно против тюрем, тоталитаризма и вранья
Павел Дмитриев Павел Дмитриев 01 января, 17:30

Энтони Бёрджесс написал один из самых громких романов 1960-х, в конце которого вы однозначно запутаетесь. Но не надолго: для освобождения будет достаточно вспомнить свою молодость и то, скольких людей вам хотелось убить, начиная с 14-15 лет.

Книга
«Заводной апельсин» Энтони Бёрджесса

Год издания
1962

Место действия
Скорее всего, Англия

Время действия
1960-е

Стоимость
От 150 рублей 

«Корова» не в Ленинграде

Алекс и его банда сидят в баре «Корова» и пьют молоко. Ещё в этот вечер они изобьют несколько человек, изнасилуют женщину, ограбят магазин, но и на этом не успокоятся. Дома Алекс слушает свою любимую Девятую симфонию Бетховена, и звуки прекрасной музыки зовут его совершить ещё что-нибудь жестокое. Правительство страны, тем временем, думает, как им переизбраться  на следующий срок. Можно, к примеру, попытаться сделать Алекса и ему подобных хорошими людьми, неспособными на преступление. В книге проскальзывают названия, знакомые жителям Ленинграда 1950-х годов, но это не Россия, и не Советский Союз.

Роман Энтони Бёрджесса «Заводной апельсин» в шестидесятые был похож не взрыв бомбы. Никто до него так вот в открытую не сказал, что жестокие и сумасшедшие подростки рано или поздно вырастут и будут ходить в библиотеки. Что тюрьма молодых людей уж точно не исправляет. И что свобода выбора важнее борьбы с преступностью. Бёрджесс написал о бунтарях и экранизировали его роман такие же бунтари – Энди Уорхолл («Винил») и Стэнли Кубрик («Заводной апельсин»).

Остаться у власти

Название романа, конечно, говорит нам: главное, о чём думал Бёрджесс, это свобода выбора, которой, как водится, человека хочет лишить любое более-менее тоталитарное правительство. Изначальные цели могут быть и неплохими. Допустим, освободить страну от молодых и жестоких преступников. Для этого не нужно делать людей добрыми, достаточно придумать способ, чтобы злые люди не могли творить зло, как и сделали в стране Алекса. О хороших целях тем временем рассказывают людям правительственные газеты. На самом деле властям с достаточно высокой колокольни плевать на то, кого там бьют, насилуют и убивают. А вот остаться на высоких креслах им нужно, это - их цель, и их устроит любой способ поднять невысокий рейтинг.

Для этого можно фактически зомбировать Алекса, а потом сыграть в эту жестокую игру с другими жителями. Ведь это только сначала нужно что-то делать, поднимать уровень жизни, вынимать страну из преступности. Парочка героев «Заводного апельсина» подозревает, что скоро правительство решит, что инакомыслие можно и нужно убивать в принципе, для чего в полиции не помешают бывшие преступники, а в СМИ – свои люди, которые расскажут, как же хорошо, что все эти противники властей различными способами изолированы от общества. А то ведь так можно и стабильность потерять, оно нам нужно?

Бетховен побеждает злость

Есть в «Заводном апельсине» и оппозиция. Она далека от власти, и мы не знаем, стремятся ли эти люди в правительство. Знаем только, что им не нравится, что делает в стране действующая власть и что эта оппозиция, может, даже хуже своих противников. Алекс для них тоже не человек, а возможность. Если парень сойдёт с ума, то можно обвинить в этом власть. А значит, почему бы это и не провернуть? Бёрджесс далёк от романтических мыслей о том, что кому-то из двух этих оппозиционных друг к другу лагерей есть дело до людей. Цели – да, цели у них есть, способ их достижения не важен. Не верит англичанин, что «апельсиновские» оппозиционеры – за Свободу.

В романе вообще нет положительных персонажей. Такая вот черта времени: слабые и добрые кажутся хорошими до тех пор, пока им не выпадает возможность оказаться чуть выше в «пищевой цепи» - тут-то они себя показывают в полной рост. Надежда, однако, остаётся. Бёрджесс считает, что молодым людям надо дать шанс остаться самими собой, чтобы они затем самостоятельно сделали выбор в пользу семьи и развития. И британец верит, что даже тот, кто кажется в подростковом возрасте невыносимым, всё-таки вырастет. Злость уйдёт, а Бетховен останется.

За насилие и убийства?

Но здесь я запутался: итак, писатель против тюрьмы для Алекса, против жестоких но (что уж скрывать) действенных методов борьбы с преступниками. Но парень – садист и насильник, так почему же Бёрджесс выбирает именно такое окончание романа? Неужели он не против убийств и изнасилований, раз готов дать Алексу шанс исправиться самостоятельно? Думается, что нет. В конце книги герой пытается встать на сторону своего отца и взглянуть на себя и молодёжь его глазами. И вся его преступная карьера превращается в большую метафору.

Неужели вам в молодости не хотелось прихлопнуть парочку-другую «старых» непонятливых взрослых?

Просмотров:  519
Оценок:  8
Средний балл:  7.4