Блог

Из Иерусалима с любовью

Дина Рубина в трилогии об израильском агенте и оперном певце почти не фальшивит
Павел Дмитриев Павел Дмитриев 03 июля, 18:34

Совет: никогда не хвастайтесь красным дипломом филфака. Стоило мне пару раз ввернуть этот факт в разговор (как вот сейчас, к примеру), главный редактор парировал: докажи. Теперь этот блог вечером в воскресенье будет читать и даже иметь наглость советовать книги наших современников.

Книга
Трилогия «Русская канарейка», Дина Рубина.
Год издания
2014
Место действия
Одесса, Алма-Ата, Париж, Лондон, Иерусалим, Таиланд, Италия.
Время действия
Примерно 100 лет с начала XX века по наше время.
Стоимость
Почти 1,5 тысяч рублей за три тома в твёрдом переплёте, около тысячи - в мягком.

«Кенар Руси»

Узнав, что в главных героях книги еврейское семейство, а действие происходит в  XX веке, легко подумать, что книга повторит многие романы и фильмы «о тяжёлой судьбе». Но Рубина не заостряет внимания на национальном вопросе, а главный герой Леон рождается в семействе Этингеров, кажется, лишь для того, чтобы сделать его не только мировой знаменитостью и оперным певцом, но и сотрудником израильских спецслужб.

Из этого вырастает первая претензия к книге: писательница, взявшись одновременно и за семейную сагу и за шпионский боевик, проскакивает сто лет семьи Этингеров за первый том, затем на два тома останавливается на истории израильского оперативника «Кенар Руси». Из-за этого Рубина просто не успевает «прописать» несколько колен семейств Леона и главной героини Айи. Например, Владка – мать последнего Этингера – характеризуется одной-единственной чертой – взбалмошная. Читатель буквально ставится перед фактом: вот она такая, прошу любить и жаловать. Неудивительно, что сын её не понимает – здесь мы с ним солидарны. Даже история семьи канареек «Желтухиных» описывается не хуже: благо, птиц наделять характерами не обязательно.

Как попасть в «Моссад»

Зато к Леону и Айе даже если захочешь – не придерёшься. Из жизни «Кенаря» можно довольно подробно узнать, как стать сотрудником израильских спецслужб (сложно), оперным певцом (очень сложно) или умереть (очень легко).  Конечно, не мне судить, на самом ли деле ближневосточные спецслужбы работают так, как в «Русской канарейке», но Рубиной удаётся быть убедительной. А фанаты американского сериала «Родина» почти профессиональным взглядом отметят, как персы «фаршируют» оружием «Хизбаллу» и «Хамас», а шииты режут суннитов и наоборот. В связи с этим гражданку Израиля Рубину, кстати, обвиняли в антиарабских настроениях.

Впрочем, разборки Тегерана и Иерусалима не должны вводить в заблуждение. Любители детективных романов справедливо отметят, что «Русская канарейка» то берёт высочайшие ноты, то понижает тон, и не держит читателя в постоянном напряжении. В первом томе сюжет «разгоняется» с трудом, затем летит до начала третьего, где вновь притормаживает. Последняя часть снова читается взахлёб, да так, что Рубину на литературных форумах «на полном серьёзе» обвиняют: не дописала. Но писательница и не собиралась делать полторы тысячи страниц «экшна»: «Странный это роман, где Он и Она встречают друг друга едва ли не в конце; где сюжет норовит ускользнуть и растекается на пять линий; где интрига спотыкается на нелепости и разного рода случайности; где перед каждой встречей громоздится высокая гора жизни, которую автор толкает, подобно Сизифу, то и дело оступаясь, удерживая вес, вновь напирая плечом и волоча эту нелепую повозку вверх, вверх, к эпилогу…» - признаётся она ближе в концу второго тома.

Разрешается в тонику

Забавно, что на тех же форумах Леона обвиняют в бессердечии. Дескать, как можно продолжать мстить врагам, работать на разведку, если, наконец, нашёл любовь! (И это не спойлер: у Леона, в общем-то, сомнений почти не возникает). Возмущенные читатели как-то забывают, что у самой «любви» подобных вопросов не возникает. Она хоть и не любит бандитскую сторону «Кенаря», из этой клетки улетать не собирается.

Отметим, музыкальная линия в романе прописана с особой любовью, без скидок на образование читателей. Помогающая не расколоться на допросах мантра «доминантсептаккорд разрешается в тонику» часть читателей удивит, но у других вызовет улыбку: «Само собой». При этом даже не разбирающиеся в музыке читатели могут быть уверены, что окончившая Ташкентскую консерваторию Дина Рубина точна и в терминах, и в описании тернистого пути начинающей оперной звезды.

Просмотров:  258
Оценок:  5
Средний балл:  7.8