Блог

Если наложить карту местности на карту памяти

Это очень похоже на безволие и безвластие
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 29 июня, 20:32

Так получилось, что с мая 2007 года в разных изданиях я вёл «хронику распада» псковского Дома предводителя дворянства, находящегося на Романовой горке рядом с Псковским музеем-заповедником, городской думой и городской администрацией. «Ненаглядная сторона», «Ненаглядная сторона II», «Ещё не всё сгорело»… Ворох никому не нужных текстов.

Началось всё со звонка в газету одной из жительниц дома на улице Некрасова. Она жаловалась на подростков, жгущих костры на втором этаже соседнего старинного заброшенного дома. Я как раз направлялся в пресс-центр областной администрации, где начиналась пресс-конференция Саввы Ямщикова. Разговор там, конечно же, шёл о «возвращении к истокам» и о прохановском «Священном холме», создание которого Савва Ямщиков горячо поддержал. А после этого я и фотограф направились в находящийся неподалёку Дом предводителя дворянства – запечатлевать распад памятника федерального значения, построенного в ХVII веке.

Внутри был разбросан мусор. Не похоже, что их оставил кто-то из прежних владельцев - граф Петр Апраксин или, допустим, секунд-майор Александр Яхонтов. В доме стоял какой-то странный шум. Я пошёл на звук и обнаружил большую трубу, из которой хлестала вода. Струя была толщиной с руку. Холодная вода лилась на пол, подмывая фундамент… Мы всё зафиксировали и в тот же день опубликовали фотографии и репортаж. Но реакции никакой не было.

Заканчивалась та статья так: «Все ждут каких-то судебных решений и финансовых вливаний. Но для того, чтобы навести элементарный порядок (убрать мусор, заколотить окна и двери, перекрыть воду), не нужны судебные решения и вливания. Нужна лишь добрая воля и власть. А то, что у нас сейчас, очень похоже на безволие и безвластие».

Конечно, в происходящем был и «высший смысл». Чтобы памятник стал подходящей для нового строительства руиной, нужно приложить усилия. Затопить его, поджечь… Воду перекрыли только через неделю. Пожар случился спустя полтора года.

Через три с лишним года, в 2010 году, в кабинете главы города Ивана Цецерского у меня состоялся разговор, который я тогда же опубликовал в «Псковской правде»: «Совсем рядом, за вашим окном, находится Дом предводителя дворянства, - сказал я главе города Пскова. - Вначале он просто разрушался. Потом его затопило. В прошлом году он горел. Несмотря на то, что это памятник федерального значения, может ли глава города приостановить процесс уничтожения?» - «Да, к сожалению это объект федерального значения, - ответил Иван Цецерский. - Он не является муниципальной собственностью. У нас административных решений просто нет. Мы можем, как и любой гражданин, просто писать письма, обращаться с просьбами и не более». – «Вы пишите?» - «Нет. Вы первый, кто обозначил проблему». – «То есть вы напишите после нашего разговора?» - «Я обязательно разберусь по этому дому. Я не пропускаю ничего». И глава города быстро переключился на излюбленную тему: «Ганзейские дни», «возрождение города», «патриотизм»…

«Через два дня в Пярну Псков может стать столицей Ганзейского союза, -  мечтательно произнёс глава города. - Наш губернатор Андрей Турчак в фильме-презентации обратится к зрителям на английском языке...» Я тогда подумал, что, может быть, и к Ивану Цецерскому надо было обращаться по поводу разрушающегося дома на каком-нибудь другом языке? Нерусском. Тогда, быть может, до него дойдёт. Не хотелось быть первым, «кто обозначил проблему». И вторым не хотелось. И вообще, как можно было не заметить, что на глазах разрушается дом, в котором ещё совсем недавно, кипела жизнь? Но Иван Цецерский, несмотря на его уверения в том, что он «не пропускает ничего», многое пропустил. Как и другие чиновники разного уровня – областного, федерального. Бесконечные разговоры на советах по культуре с участием губернатора наводили тоску.

Не знаю уж, ночевал ли в Доме предводителя дворянства Александр Сергеевич Пушкин, как гласит легенда, но с 2007 по 2009 год кое-кто другой там ночевал часто. Следов пребывания людей я находил в доме множество. Пока после пожара не обрушилась крыша. Хорошо было только на сайте областной администрации, где говорилось: «Дом предводителя дворянства является объектом культурного наследия федерального значения, который поставлен на государственную охрану Постановлением Совета Министров РСФСР № 1327 от 30 августа 1960 года. Он входит в комплекс каменных купеческих палат XVII века на Романовой горке и считается одним из интереснейших сохранившихся образцов гражданской архитектуры древнего Пскова…»

С Домом предводителя дворянства у меня много приятных воспоминаний.
Там долгое время находилось управление Псковской областной филармонии. Я как куратор группы водил туда лицеистов - в Малый зал на лекции о классической музыке. Живая музыка сочеталась с рассказами о композиторах… Помню, позднее не раз брал там интервью у псковских музыкантов и приезжих знаменитостей. Весной 2005 года мне неожиданно позвонили из филармонии и попросили срочно зайти в Дом предводителя дворянства. Оказывается, из Петрозаводской филармонии пришло приглашение на семинар для журналистов, пишущих о музыке, который вели Владимир Толстой и Ольга Манулкина… Это был для меня поворотный момент… Если бы я тогда не согласился ехать, то скорее всего, вообще бы профессиональным журналистом не стал и продолжал преподавать.

Старинные дома, может быть, не очень удобны для обитателей, но почти всегда красивы. Я любил туда заходить. Запах печки, старинная деревянная лестница, чёрный рояль в полутёмном коридоре (неподготовленные люди об него ударялись)... Было там внутри что-то особенное. Это «особенное» требовало нормального ремонта, но всё вышло по-другому. Управление филармонии переехало. Новый арендатор  (ЗАО «Дом приёмов» - учредитель ЗАО «Псковэлектросвар») грозился всё обустроить, но ничего хорошего не сделал. Тем временем, в Большом зале филармонии, находящемся неподалеку, случился первый, но не последний пожар, в котором сгорели три рояля (ещё два рояля, в том числе и Steinway & Sons, выбранный Денисом Мацуевым в Гамбурге, сгорят при следующем пожаре в декабре 2010 года).

Почти всем уже давно было понятно, что Дом предводителя дворянства специально доводят «до кондиции». Разрушают руками подростков, бездомных… А название текста «Ненаглядная сторона» появилось потому, что когда мы ходили по заброшенному памятнику федерального значения, мне бросилась в глаза валяющаяся на полу в бывшем кабинете директора филармонии Галины Ивановой обложка виниловой пластинки  «Ненаглядная сторона» Валерия Леонтьева.

В какой-то момент я прекратил публиковать «хронику распада». Надоело. Наверное, последнее, что было у меня о разрушающемся доме на Романовой горке, - упоминание в статье «Маслобойка», в которой было написано: «Почти напротив Двора Подзноева, где проходили многие масленичные торжества, на Романовой горке стоит разрушающийся Дом предводителя дворянства – памятник федерального значения. Денег не находится даже для того, чтобы окна заколотить. Вот бы взять какой-нибудь масленичный домик из тех, что стояли поблизости, разобрать его и хотя бы окна пустые прикрыть (стыд прикрыть). Тогда от всей этой затеи под названием «Всероссийская масленица» была бы какая-то польза».

27 июня в 2016 года у Дома предводителя дворянства после нескольких сильных ливней обрушилась часть стены – до основания.

Если наложить карту местности на карту памяти,
То выявится полное несоответствие.
Когда одно на другое напялите –
Будет одно стихийное бедствие.
Одно сплошное несовпадение.
Разрыв сознания поколения
На расстоянии вызывает смятение,
А позднее вычитание и деление.
Говорят, выгодно любить без памяти.
Вы от памяти мир избавите,
А потом всюду важно ходите
И тех, кто не с вами – хаете.
Без дела изнываете – деятели.
Из ума выживаете, знаете ли.
А в окно влезают вежливые нелюди.
Вы их видите, но в них не верите.
Думаете, что только кажется.
Мозги, словно воробьиная кашица,
Не отличают красоту от мерзости.
Бита давно карта вашей местности.
Нелюди пришли и вмазали,
Заряжая своими угрозами.
Закат похож на угасшего Лазаря.
Но в колоде памяти – краплёные козыри.

Просмотров:  353
Оценок:  13
Средний балл:  9.1