Блог

Ещё вчера здесь хватало безумия. Кто убрал подальше спички от этого Везувия?

Кто спорол со смирительной рубашки погоны? Кто устал бить бронзовой статуе поэта поклоны?
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 07 июля, 20:00

В немногочисленных интервью основателя группы Pink Floyd Сида Баррета то и дело встречаются выражения: «Я исчезаю», «Я иду по дороге, ведущей назад», «Я состою из пыли и гитар»… Бывает, что раздающие интервью знаменитости намеренно рисуются. Специально, на публику, культивируют в себе странности. Но с Барретом всё было иначе. Он действительно медленно исчезал, а физически исчез десять лет назад - 7 июля 2006 года. Когда это случилось, то никто не удивился. Точнее, некоторые всё же удивились и задались вопросом: «А разве он не умер лет тридцать назад?»

Когда я в 2002 году готовил сборник стихотворных текстов «Стоп-блюз», вошедший в книгу «Черновик», то точно знал, что хотя бы один текст Сида Баррета в этой книге должен быть. Перебирал, конечно, и другие имена рок-сочинителей, но решил ограничиться только Барретом. Выбрал текст песни, завершающий первый альбом Pink Floydпесню Bike («Велосипед»). Дурашливая, и в то же время многозначительная вещь: «Есть у меня велосипед, но если хочешь - // Возьми его со всеми потрохами. // С багажником, звонком. На раме // Твоё я имя написал. Держи. // Я сам его на время одолжил». Его песни-сказки повлияли на многих слушателей, в том числе и на других знаменитых музыкантов. Переводом свой вариант текста Bike я назвать не решился и назвал его «импровизацией на тему»: «А вот часы. Я с детства их хранил. // На них нет стрелок? А зачем они? // Когда нет стрелок – времени вагон. // А нет их с незапамятных времён. // Зато я видел, что в часах внутри. // И если очень нравится – бери».

Существует «высокая степень безумства» и низкая. Дураки делятся на круглых, продолговатых и гранёных. Поэтическое безумие – это нормально. Политическое безумие, увы, – это тоже нормально. Когда, по легенде, Ивана Грозного с опричниками в 1570 году встретил в Пскове юродивый Николка Салос, то было непонятно, кто же из них двоих безумный? Тот, кто предлагает царю отведать сырого мяса или русский царь, только что устроивший расправу в Новгороде?

Как пел Окуджава, «пускай безумный наш султан сулит дорогу нам к острогу». Николка - по самой распространённой версии – первый раз повстречав царя, будто бы сказал ему: «Иванушка, Иванушка! Покушай хлеба и соли, а не человеческой крови». Это почти сказочная история. При повторной встрече Николка снова стал донимать царя и предложил ему съесть кусок сырого мяса. «Я христианин, - якобы ответил царь, - мяса постом не ем!» - «Ты делаешь хуже, - возразил ему юродивый, - ты питаешься плотию и кровию человеческою».

Иногда в центре современного Пскова появляются загадочные надписи, сделанные краской на заборах. Это тоже обращение к царю. Думаю, что не к Ивану Грозному. На стенах пишут: «Ты питаешься плотию и кровию человеческою».

В истории много примеров, когда о правителе ещё при жизни говорили как о сумасшедшем. Ибрагим I Безумный или Хуана Безумная – это ещё не самые яркие примеры. Сумасшествия в высоких сферах случались тихие и буйные. Огромная власть вообще способна закружить человеку голову настолько, что он, ради того, чтобы сохранить корону, готов голову потерять. Иногда болезнь оказывалась заразной, и с «ума сходили» чуть ли не целыми странами.

Неадекватный правитель – это ужасно, но если он к тому же окружён странными царедворцами, то это ещё хуже. Некому царя сдерживать. Неадекватные законодатели и чиновники такого могут себе вообразить… Бывает, задаёшься леденящим душу вопросом: «А что, если он на самом деле говорит то, что думает?» Если что-то подобное мерещится поэту или художнику, то ничего страшного. В худшем случае, возникает проблема у его родных и близких и у него самого. Бродить в бреду по художественным лабиринтам творческим деятелям бывает даже полезно. Но когда странные сдвиги начинают происходить в головах политиков, приходит большая беда. Чтобы ощутить это, не обязательно читать исторические книги.

Малютка Лимонад, Взволнованный слон, черепаха, мышонок Джеральд… Это герои песен, сочинённых Сидом Барретом. В психоделических композициях Сида Баррета одна сказка – поэтическая, сливается с другой сказкой - музыкальной… Но быль, как всегда, оказалась страшнее сказок. Как пелось в песне Shine On Your Crazy DiamondСияй, сумасшедший бриллиант»), посвящённой Сиду Баррету, «слишком быстро ты дотянулся до тайны».

У Сида Баррета есть песня Jugband blues, а в ней слова: «Ужасно любезно с вашей стороны считать, // Что я здесь, // Но я вынужден вам сказать, // Что меня здесь нет».

Наверное, такие как Николка Салос тоже мотивируют себя подобными словами: «Меня здесь нет». В этот момент они уже не они, а от их имени говорит кто-то другой – бесстрашный и сильный. Оторвавшись от земли, проще совершить смелый (безумный) поступок. Николке Салосу как юродивому было проще сказать царю то, что он о нём думает. Николка был «уже не здесь». Но ведь и «безумные наши султаны» могут поступать также. Они пребывают в таких сферах, что, в сущности, их с нами тоже нет. Сидя в своих заоблачных высоких кабинетах, они могут совершать такие поступки, которые, быть может, не совершили, если бы оставались самими собой, прежними. Но для этого надо вначале пересесть на велосипед и отправиться «по дороге, ведущей назад».

Ещё вчера здесь хватало безумия,
А сегодня…
Кто убрал подальше спички от этого Везувия?

Кто спорол со смирительной рубашки погоны?
Кто устал бить бронзовой статуе поэта поклоны?
Кто нарушил каноны и почувствовал невесомость?
Кто надёжно перепрятал свою совесть?

Ещё вчера здесь возлежала мумия,
А сегодня…
А сегодня с утра сделали прививку благоразумия.

Людей пугает первородный хаос,
Хотя недавно ещё казалось,
Что прививка была сделана Посейдоном с трезубцем.

Самое благоразумное сегодня – притвориться безумцем.

 

 

Просмотров:  186
Оценок:  5
Средний балл:  10