Блог

Чёрный Ворон

Юлия Яковлева рассказала детям о советском прошлом. Да так, что соврать ребёнку уже не получится
Павел Дмитриев Павел Дмитриев 17 июля, 15:52

Привычка современных россиян оправдывать сталинские репрессии, появляющиеся в стране бюсты «вождю» встречают противодействие. Если переубедить взрослых не получается, то вот объяснить что к чему детям часто проще. Юлия Яковлева написала во многом автобиографический роман для младших и средних школьников. Но чтобы прочитать книгу из серии «Ленинградские сказки», нужна смелость - в первую очередь для родителей.

Книга
«Дети ворона», Юлия Яковлева.

Год издания
2016

Место действия
Ленинград.

Время действия
1938 год.

Стоимость
500 рублей.

Детская книга для взрослых

Журналист, обозреватель детской литературы портала Colta Юлия Яковлева и издательство «Самокат» нашли друг друга. Издательство специализируется на детской литературе (вернее, не детской, а литературе для детей) и не боится быть в оппозиции к государственной политике по вопросам истории. А после закона об обязательной маркировке книг «по возрастам» выяснилось, что многие детские книжки проходят лишь по цензу «16+». (В некоторых, к примеру, ребята садятся за руль автомобиля ещё до 18 лет, что нарушает отечественные ПДД. Интересно, ковёр-самолет подходит под этот критерий? Тоже ведь транспортное средство!)  Тогда «Самокат» запустил серию книг в спецобложке – «Недетская литература». Обложка рвётся наполовину, на оторванном куске, который используется как закладка, остаётся только «детская литература».

Для «Детей ворона» хочется придумать новый жанр -  детская книга для взрослых. И обязательно прописывать на обложке - некоторые читатели возмущались на форумах: «Зачем в такой серьёзной книге вся эта мистика?». Дорогие друзья, если вы вдруг читаете этот текст, не беритесь за «Кота в сапогах» или там «Аленький цветочек» – эти произведения разрушат ваш мир.

Маленький шпион

Мистика, неудивительная в детской литературе, оказывается, вполне уместна и в романе для взрослых. Более того, она помогает Юлии Яковлевой нарисовать советскую страну 1938 года. Таня и Шурка живут в Ленинграде вместе с папой, мамой и маленьким Бобкой. Они точно знают, что в стране почти нет бандитов – тут вам не Америка! – и боятся встречи с незнакомцами, каждый из которых вполне может оказаться капиталистическим шпионом.

Ещё они знают о таинственном Чёрном Вороне: он их пугает, потому что прилетает ночью и забирает людей. Впрочем, дети точно знают, что Ворон уносит плохих граждан, но однажды он прилетает за мамой, папой и Бобкой. Это поначалу заставляет детей задуматься: неужели и родители шпионы? И маленький Бобка? Всё же вряд ли младенец мог быть завербован американской разведкой.

Моё гнездо с краю!

Ищут Ворона ребята с помощью вежливости и птиц, которые неожиданно начинают с ними разговаривать, что практически не удивляет ребят (в отличие от некоторых взрослых читателей). Юлия Яковлева талантливо пользуется приёмами детской литературы для взрослых метафор. Когда сорока кричит на ребят: «Меньше знаешь – крепче спишь. Моё гнездо с краю. Моё дело сторона», - ясно, что к ней присоединились бы все соседи Тани и Шурки.

Чтобы читатель окончательно прочувствовал, как «замечательные» советские люди относятся к детям тех, кого унёс Ворон, писательница даже делает ребят невидимыми и позволяет им воровать. Хотя кто их осудит? Уж точно не соседи, которые радуются усато-носатому Ворону, и сразу же делят между собой две комнаты, где жила семья из пяти человек. Трусливость и жадность в детских сказках – удел злодеев, которых герои побеждают, но в романе Яковлевой этими злодеями заселён почти весь Ленинград. Стоит признать, что это точка зрения писательницы вызывает вопросы: как же так, наверняка эти ленинградцы – хорошие люди, но семью же всем кормить нужно, да и «в гости» к Чёрному Ворону не хочется. Вот только детям эта дипломатия ни к чему: им бы выпросить у страшной птицы назад хотя бы маму.

Невидимыми становятся не только дети, но и те взрослые, родных которых забрал Ворон. Шурка быстро узнаёт страшную правду. Дворник – один из невидимок – на его наивный вопрос: «Ваших тоже по ошибке забрали?» - пугает ребёнка. Он бьёт по столу кулаком и кричит о том, что не могут «по ошибке» забирать тысячи людей: «Тысячи – это не ошибка. Они хватают невиновных. И знают это!»

Фабрика пионеров

Счастливые воспоминания многих о пионерском детстве Юлия Яковлева тоже не щадит. Шурка точно подмечает, что Ворон уносит родителей, чтобы забрать таких, как маленький Бобка, в «серые дома»: «Детей кормили таинственной слизью. Давали новые имена. Одевали одинаково. Бубнили им одно и то же, пока голова не превращалась в заезженную пластинку с записью. Серый дом был фабрикой». И вновь он понимает: под ударом оказываются не шпионы, а честные и справедливые люди. Ведь Ворону нужны не честные, а преданные дети, которые кричат «ура!», когда над их головой раскачивается огромный «усато-носатый портрет».

При всём этом автор не забывает, что пишет не исторический роман. В детской книге добро должно побеждать зло, а ребят нужно научить храбрости, честности и справедливости - чтобы они не выросли детьми Ворона. Ну и что, если мужество в этом Ленинграде присуще только детям, а равнодушие, молчание и страх - взрослым?

«Так вот что значит - не бояться, - думал Шурка. – Это значит – очень-очень бояться, но всё равно идти вперёд, только вперёд». И путь от страха к храбрости противостоять Ворону каждый должен пройти один.

Быть смелым

Родители, купившие ребёнку эту книгу, должны быть готовы к вопросам. При этом вряд ли их чада поймут, что забирать в серые дома добрых и честных людей можно, если Ворон, к примеру, поднимал с колен экономику. Дети ещё не умеют оправдывать зло, поэтому родителям придётся быть смелыми.

Чтобы не обманывать в первую очередь себя.

Просмотров:  635
Оценок:  11
Средний балл:  8.8