Блог

Арктический пояс не даёт распоясаться

Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 27 июня, 20:38

7. Вчера в Пскове было + 34 градуса. Пишут, что это температурный рекорд. Сегодня рано утром перед тренировкой термометр в пасмурную погоду показывал + 25. И это после вчерашней вечерней грозы. Во время сегодняшнего дождя температура стала понемногу снижаться, но потом снова вернулась влажная духота. В такую погоду хочется говорить о чём-то противоположном. О том, что не согревало бы, а охлаждало, - в том числе пыл.

Недавно, наверное, раз в сотый проходил в Петербурге по улице Марата мимо Российского государственного музея Арктики и Антарктики. Всякий раз, когда шёл мимо, то думал: «Надо зайти». И никогда не заходил. В Лапландии, в похожем музее, был, а в Петербурге – всё откладывал на потом. Но в этот раз резко свернул и стал подниматься по ступеням бывшего Никольского храма. 

Всё-таки, недавно я написал сборник стихов «Арктика». Мне стало стыдно, что для нашего музея Арктики и Антарктики я не нахожу времени посмотреть экспозицию. А ведь в детстве хотел быть моряком и ходить именно по северным морям. Тёплые края меня привлекали значительно меньше. К тому же, среди псковичей прошлого было много знаменитых мореплавателей и исследователей Арктики. Их портреты в музее Арктики и Антарктики – на виду. В позапрошлом году в «ПГ» у меня был текст «Тригорский ледокол» - об академике Юлии Шокальском (внуке Анны Петровны Керн) - географе, океанографе и картографе, генерал-лейтенанте флота. После  Петра Семёнова Тян-Шанского он возглавил Русское географическое общество.

Знакомых имён, связанных с Псковской землёй, в музее Арктики и Антарктики немало. Дмитрий Лаптев, Харитон Лаптев, Фердинанд Врангель, Юлий Шокальский… В 1829 уроженец Пскова капитана 1 ранга Врангель стал главным правителем Русской Америки.

Когда-то я служил на севере и знал, что неподалёку находится море Лаптевых. Тех самых Лаптевых, наших… Правда, дальше Хатанги я не добирался. Река Хатанга как раз и впадает в море Лаптевых.

Совсем не случайно родившийся в Пскове Вениамин Каверин отправил своего героя капитана Татаринова исследовать Арктику. Каверин жил в Пскове в доме напротив почты и насмотрелся на почтальонов. Одного из почтальонов он потом «утопит» в своём романе «Два капитана», и каверинский герой найдёт письма, отправленные в Энск (Псков) из арктической экспедиции («Св. Мария» замёрзла ещё в Карском море…»).
Книги об Арктике я брал в юношеской библиотеке, находившейся в «Доме губернатора». Именно возле этой библиотеки позднее установят лучший, на мой взгляд, псковский памятник – «Двум капитанам», неброский, но многозначительный. Каверин написал о «мальчике, потрясённом туманным видением Арктики». Спустя много лет видение для главного героя «Двух капитанов» станет явью.

Помню, в одно лето у нас на севере последний снег растаял 26 июля, а в конце августа выпал вновь. И началось… Ледяная пустыня по-настоящему притягивает. Особенно, когда она «дышит»… Больше всего я любил снежные бураны. Идёшь один по ледяной кромке на далёкий свет прожектора, а такое ощущение, что не идёшь, а плывёшь в море… Пробиваешься вперёд, сопротивляясь ветру, который тебя постоянно сдувает… Дух захватывает. Когда ветер стихал, то температура снижалась. Однажды она снизилась до минус 52 градусов.

Несколько раз у нас заканчивалась питьевая вода, а подвезти её с ближайшего полузаброшенного посёлка Медвежий вовремя не было никакой возможности – дорога, спускавшаяся с нашей сопки, была полностью заметена. И тогда кто-нибудь из нас выползал наружу и, исчезнув в полярной ночи, собирал в большой бидон снег. Потом его растапливали на печке… Безжалостная и безумно красивая Арктика.

Это время можно назвать одним словом: Арктика.
Как показала практика –
Время заморожено и на кубики расколото.
Все болезни лечатся только холодом.
Временем хорошо охлаждать экзотические соки.
Все смыслы вбиты в леденящие строки.
Всепоглощающая романтика.
Присмотритесь. Что мы видим внутри? Арктику.
Арктический пояс не даёт распоясаться.
Элементарное преобразование матрицы
Помогает выбрать нужную тактику.
Присмотритесь. Что там снаружи? Арктика.
Только Арктика.
Белая, серая, чёрная Арктика.

Это время можно назвать одним словом.
И это слово должно быть суровым.

Просмотров:  209
Оценок:  6
Средний балл:  9.7